«На буржуев смотрим свысока»

14.06.2013

Буржуй2.jpgНесмотря на валовый интерес к отечественным винам, наши производители так и не разобрались: каким этим винам быть и нужны ли они отечественному рынку.


Есть ощущение, что нынче пришел звездный час кубанско-донских виноградников: сегодня о них не говорит только ленивый. Гастрономические журналы увлеклись полуподпольными «гаражистами». Множатся винные сайты и группы в Facebook. Просвещённая публика валит на дегустации автохтонов, названия которых еще 5 лет назад не могла выговорить без улыбки («красно… что?»).

Везет и с какими-никакими оценками. В мае урожай из 8 медалей и 13 дипломов собрали наши вина на International Wine Challenge в Лондоне. В апреле те же герои получили медали краснодарского конкурса «Южная Россия», приуроченного к выставке «Винорус.Винотех». Русский состав жюри был усилен Стивеном Спурье, Джоном Салви, Лизой Шарой Холл. Жюри было избирательно строго: ничего не дало оно творению гения Донато Ланати «Традиции Алаверди» от грузинской винодельни Badagoni, благодаря которому мир узнал о саперави. Зато золото получили саперави российские — от «Фанагории» и «Гостагая».


И вроде бы радоваться за наше винное движение, но неизжитых пороков более чем достаточно. Первый враг - балк. Виноматериалы из Нового Света никто толком не отслеживает. Прозрачность использования балка помогла бы очистить репутацию российских вин: увы, это многим невыгодно.


Второй — показательное невнимание к тенденциям мирового рынка и мнению мировой критики: «у советских собственная гордость, на буржуев смотрим свысока». И ладно бы мы, подбоченясь, ждали, пока посвятит Долине Дона страничку винного справочника Паркер или воспылает вдруг любовью к цимлянскому чёрному Саклинг, не отмечающий вин меньше 90. Так нет — критиков привозим, но не понятно, для чего. Ходил неприкаянным по краснодарской выставке Стивен Спурье. Его лишь единожды попросили сфотографироваться и заманили на стенд «Ведерникова», чтобы получить самый обстоятельный комментарий о красностопе, который я когда-либо слышал. Бегали за Спурье только гаражисты: в итоге услышал от него благодарность за каберне фран ростовчанин Алексей Носырев, утешившийся на конкурсе казачьей поговоркой: «Кому кресты да медали, а нам ничего не дали». Почему дифирамбы любого московского винного самоучки для большинства наших производителей важнее, чем критичный взгляд мирового эксперта?

Здесь мы упираемся в главную проблему: для кого у нас делается вино. Желание напоить народ дешевым продуктом старше советского наследия. Болел этим 120 лет назад князь Лев Голицын, продававший, пока не разорился, свои вина по 25 копеек, «чтобы рабочий, мастеровой, мелкий служащий пили хорошее». Судя по количеству медалистов в категории до 300 р., именно к этому стремятся и сегодня.

Итог известен: вина «разваливаются» в нормальных бокалах, они неспособны к хранению, а трехлетней давности винтаж не сыскать на полках. Упомянутый Спурье буквально уговаривал подержать красностоп в бочке пару-тройку лет. На это пока не решился никто: дорого. Немногие рискуют снизить урожайность. И совсем единицы не впадают в другую крайность и не назначают четырехзначную цену за энологические пустышки с пятилетних лоз. «Вы не можете дурачить всех людей все время», — говорил Авраам Линкольн. Вот и обходит такие образцы стороной средний класс, единственный осознанный потребитель.


Тогда все становится на свои места: если 90% наших вин задуманы как массовые, то они не для критики, не для выдержки и не для серьезных обзоров. Массовость не будет во вред. Производится же для внутреннего потребления вино в Турции, Марокко, Японии. Но уважения мировой и толковой отечественной критики с таким подходом не дождешься. «Вверх таких не берут и тут про таких не поют».


Впервые опубликовано в Simple Wine News  www.swn.ru


Дмитрий Ковалёв